РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

Традиции российской религиозно-философской мысли, идущая от славянофилов и Владимира Соловьева, узнавшая собственный расцвет в 1-ое десятилетие нашего века, «возрождением», на данный момент никак не может считаться покрытой мраком забвения.

Различные труды от академических студии до фаворитных статей посвящаются ей в большом числе и в разных странах – даже в Рф. Что РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ еще важнее, она, непременно, служит одним из главных духовных воздействий, определяющих идеологические процессы в современном российском самосознании. Энтузиазм к ней велик и продолжает расти. Но при всем этом непременно и другое – чуть ли сейчас задумываются, что эта традиция еще живая и длится. Быстрее ее рассматривают как явление, связанное с РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ определенным кругом лиц определенным периодом, а сегодня сполна завершившие собственный путь и принадлежащие истории.

Полностью ли оправдано это принятое восприятие? Нереально серьезно судить о состоянии и судьбе российской религиозно-философской традиции, не задаваясь вопросами о ее внутренней истории и внутренней логике, как-то: какие строения имела впереди себя РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ традиция? Смогла ли их исполнить? Все ли произнесла, что имела сказать?

Чтоб ответить на их, нужно осознать, в чем было существо и смысл осуждаемой традиции как духовного парадокса, состоящего в контексте государственного, культурного развития, с одной стороны, и евро философского с другой. Эта работа интроспекции, самосознания философской традиции – и в этой РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ работе наша традиция, не длительно жившая, успела продвинуться не очень существенно. В большинстве случаев выражался взор, по которому общее значение религиозно-философского движения заключалось в отходе интеллигенции от материалистического и позитивистского миропонимания и возвращения ее в церковь. Такое суждение справедливо, но, совместно с тем, и значительно неполно. Оно РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ выражает не столько внутренний смысл традиции, сколько ее прикладной, соц нюанс, если б значение российской философии, вправду, ограничивалось только этим, пришлось бы ее отнести в разряд средств социальной терапии, отвращающих нигилистическую интеллигенцию от

других наклонностей и занятий.

Узнать же значение и смысл традиции на более глубочайшем уровне, затрагивающим ее настоящее существо РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ может быть только на базе определенной философской позиции либо модели, описывающей надлежащие духовные феномены. Будет естественным, если такую модель мы попытаемся отнести к той традиции, путь которой хотим осветить. Как несложно узреть, общие принципы и установки традиции имплицируют полностью определенное осознание ее особой природы, и обширнее РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ – природы философского процесса в Рф.

Это осознание можно резюмировать в виде ряда главных положений.

Философский процесс в Рф, становление и жизнь самобытного русского философствования, не есть отдельный и автономный процесс, но один из качеств (моментов, «к чествованиям», если употребить термин Л.П.Карсавина) процесс исторического существования русской культуры, в каком последняя выступает РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ как единый субъект, наделенный способностью к изменению и само отнесению.

Существо исторического процесса содержит в себе раскрытие, развертывание, актуализацию некого начального содержания, и сточных начал исторического существования культурного субъекта. В каждом из качеств раскрытие источных начал совершается своим специфичным образом. А именно, философский нюанс процесса (если такой находится РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ) имеет своим содержанием философское освоение (осмысление, претворение, препарирование) его истоков, выступающих тут как опытнейший материал, как феноменальная база и почва философствования.

В случае субъекта русской культуры духовным истоком цельного процесса является Православие, во всей собственной совокупы собственных сторон: как вера и как Церковь, как учение и как институт РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ, как актуальный и духовный уклад.

В конечном итоге, существо отмеченного содержание философского процесса в Рф с необходимостью содержит в себе освоение, проработку Православия средствами и в формах философского разума. Русская философская традиция не может не исходить из опытнейшей земли Православия. Мы не станем заходить в анализ темы.

Она эскизна РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ, ее можно усовершенствовать, дополнять; но наша основная цель не построение схемы, а ее приложение. И при всех недочетах, это – работающая схема. Она дает единичную картину философского процесса и заносит структуру в его течение. Она отрисовывают этот процесс включающим в себя две главных стороны: «Философию» как форму выражения, как язык, как нужную РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ ступень уяснения и понимания, и «Православие» как содержание, как материал, ищущий себя, понять себя и уяснить для себя. Сам же процесс как такой – не что другое, как «история отношения» этих базовых причин, как плод их встречи, их взаимодействие меж собой.

Существо его состоит тогда в том, что идея о РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ православие, делается идеей философии. При таком взоре появляются естественные свойства, «параметры», средством которых можно членить процесс на фазы либо этапы и можно ассоциировать, различать меж собой

различные элементы процесса.

Конкретно, эти фазы и элементы различаются по степени охвата, степени присутствия каждого из 2-ух определяющих причин, другими словами по РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ «мере православной» (показывающей, сколь много идея мыслит православие, вбирает в себя его опыт и материал) и «мере философичности» (показывающей, сколь совершенная идея претворила собственный материал в философию, организовала в себя философское познание).

Любые членения процесса условны, и выбор их находится в зависимости от цели и угла зрения. На базе нашей РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ схемы также вероятны разные членения, и мы выберем простейшее, выделяющее в философском процессе всего три больших шага. Сначала, выделяется исходный, пред философский шаг, когда русское духовное только стояло на пороге сотворения своей философии. На этом шаге сама возможность аутентичной российской философии, идущей некоторым своим особенным методом, служила еще РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ предметом дискуссии, а элементы необычного философского содержания, рождавшимися в российской мысли, выражались не в форме проф философии, но по преимуществу в форме богословия, потом наступает шаг более зрелый.

Тут российская философия уже сформировалась в проф отношении: в ней выдвигаются самостоятельные концепции и решения кардинальных заморочек, строятся цельные философские системы. В РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ центре

последних стоят, обычно фундаментальные задачи религиозной мысли, темы о Боге как абсолютном, о связи Бога и мира – так что на лицо и тесновата я связь философии с религиозным содержанием.

Но специфичной чертой данного

шага будет то, что эта связь носит нестрогий, случайный нрав.

В собственном отношении к религиозному содержанию философия не РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ следует некий обмысленной методологии – она употребляет его. Все философское построение этого шага опирается на то либо другое религиозное содержание; но оно заранее не совпадает со всей цельностью, всем «корпусом» православного опыта

– а что конкретно из этого корпуса философия делает своим достоянием и что

оставляет без внимания – решается лично по вкусу философа РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ.

Но в религии ему одно близко, другое чуждо, одно побуждает, другое отталкивает.

И соответствующим образом посреди этих близких и вдохновляющих частей практически никогда не находится специальные особенности православия – подробности по догматике, определенные типологические черты. Они более далеки от обычного религиозного материала европейской философии. Итак, на одном шаге российская РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ идея в большей степени осваивает в сфере религиозного опыта не фактически православие, а более общие горизонты – от чего мы и дадим этому шагу заглавие «этап общей религиозной философии». Конкретно он составляет базу содержания нашей религиозно-философской традиции; к нему принадлежит львиная толика всех построений, начиная с философии В.Соловьева РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ, являющей собой и самый броский и самый значимый эталон того, что мы называем обще религиозной философией. Но философия такового рода все таки не остается последним словом традиции и полностью не исчерпывает ее.

Поближе всматриваясь в наследство российского религиозно-философского возрождения, мы замечаем, что на его поздних опытах РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ уже зарождался, начинал складываться последующий шаг развития, сначала еще не достаточно отличимый от предшествующего и но владеющий уже другими чертами, другим отношением меж «философией» и

«православием».

Связь философской мысли с опытнейшей религиозной основой воспринимает более серьезный, от рефлектированный нрав.

От построений, заимствующих только отдельные нередко разложенные элементы религиозного содержания, она РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ приходит равномерно к тому, чтоб вобрать в орбиту философского разума парадокс Православия в его цельности. Естественно, речь не идет об утопической (и анти философской) цели без остатка опустить философию в море деталей церковного бытия. Существенны две черты: философия думает конкретно о цельном парадоксе Православия, и она производит свое продумывание этого парадокса на РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В КУЛЬТУРЕ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ базе серьезного и адекватного способа. И эти черты обозначились, хотя и не успели достигнуть зрелого развития к тому времени, когда русская идея силой событий оставила пределы русской, а потом и земной реальности.


rol-ssudnogo-procenta-v-vosproizvodstvennom-processe.html
rol-stoimosti-ceni-v-istorii-ekonomicheskoj-teorii.html
rol-stressa-v-psihosocialnoj-modeli-adaptacii.html